Пожалуйста, активируйте или включите JavaScript!
Сайт без него не работает.[ Что это? ]
Донецкий форум

Автор Тема: Единственное, что объединяет Украину, — это состояние дорог, — Алексей Мочанов  (Прочитано 951 раз)

Оффлайн Green Gee

  • Друг форума
  • *****
  • Сообщений: 734
  • Karma: +11/-1
  • With us since: 18/06/2012
    YearsYearsYearsYearsYears
    • Просмотр профиля
14 августа в онлайн-студии «Inpress-клуб» в прямом эфире был известный автогонщик Алексей Мочанов, с которым журналисты обсуждали тему: «Как навести порядок на дорогах?».
Беседовал с гостем ведущий онлайн-студии «Inpress-клуб» Евгений Магда, журналисты информационно-аналитического портала Inpress.ua, а также все наши читатели.

Ведущий: Добрый день, это «Inpress-клуб». Тема сегодняшней нашей беседы — как навести порядок на дорогах, и наш гость — известный автогонщик Алексей Мочанов — человек, который досконально знает не только украинские дороги. И первый вопрос достаточно глобальный. Не кажется ли Вам, что поговорка о дураках и дорогах, которую часто применяют к России, и в Украине в последнее время имеет «прикладное значение»?

Мочанов: Еще Гоголь говорил, что в России две беды — дураки и дороги. Он имел в виду Российскую империю, частью которой была Украина, поэтому, к сожалению, мы имеем к этой поговорке непосредственное отношение, и это завидное постоянство мы сохраняем по сегодняшний день. Безусловно, тема, которую мы сегодня поднимаем, она многослойная гораздо больше, чем торт «Наполеон», и люди привыкли, к огромному сожалению, перекладывать ответственность на других, искать виноватых где угодно — НЛО, политики, менты, плохая наследственность, россияне, американцы, для верующих — атеисты, для атеистов — верующие. В итоге никто не хочет понимать, что любая проблема имеет свое имя и отчество, и очень часто она записана в твоем собственном паспорте и ты видишь эту физиономию каждый день в зеркале, когда умываешься. Поэтому мы, безусловно, будем говорить о системе координат водитель — автомобиль — дорога. Есть дорога в каждой из этих систем: и с дорожным покрытием, с разметкой, с организацией дорожного движения, и с состоянием транспорта. Думаю, что есть острая необходимость вернуть технический осмотр автомобиля и отдать его в частные руки, не привлекать сюда работников ГАИ, но иметь какой-то аналог немецкого ТЮФ. В Германии ты не имеешь никакого шанса быть на дороге, если ты не прошел техническую инспекцию. Твой автомобиль немедленно блокируют для передвижения по дорогам общего пользования. И третья составляющая — человек. Машины сами на тротуарах ни на кого не падают, не падают с мостов, не попадают в аварии. Маршрутка сама не срывается с места и не едет в никуда — всем этим управляет идиот, который садится за руль. Поэтому что с дорогой беда, что с дураками, но дураками в этой ситуации, к сожалению, выступаем мы сами. И, обгавкивая все вокруг, не понимаем, что это же мы не смотрим в зеркало, когда едем по трассе в крайнем левом ряду и считаем, что, кроме нас, на дороге никого нет. Это же мы не пропускаем пешеходов, это же мы не видим велосипедистов. Это же мы, будучи велосипедистами, от страха и желания быть замеченными ставим вперед на велик такие лампочки, что когда едешь навстречу, из-за таких лампочек даже комбайна сзади велосипеда не видно, потому что ты ими полностью ослеплен. Это же мы выкидываем мусор на дороги, портим светофоры, садимся пьяными за руль. Ни Янукович этого не делает, ни Азаров. Может быть, и делают, но нас это никак не касается. Я неоднократно говорил, что можно чихвостить всех вокруг, в первую очередь власть, и говорить, что эти и те — мерзавцы и негодяи, но задайте сами себе вопрос: как наличие идиота или мерзавца во власти влияет на то, что идиотом или мерзавцем становишься ты сам? Это же вещи не взаимосвязанные. Воспитание, родители, пример взрослых, школа. Возьмите элементарное — ботаника. Я, наверное, еще что-то помню про пестики и тычинки, но мне это особо в жизни не пригодилось. Но биологию я изучал в течение длительного времени чуть ли не в ежедневном режиме. А все, что я помню из уроков по Правилам дорожного движения, которые мне нужны постоянно и как пешеходу, и как водителю, — это безумное исчадие советской школьной системы: троллейбус и автобус обходить только сзади, а трамвай только спереди; по правде — дорогу надо переходить только по пешеходному переходу!!! И нет смысла с детства усваивать такие «знания» — что ты вышел из трамвая и побежал обходить его спереди, потому что тебя же взрослые так учили. К сожалению, с точки зрения образовательной есть огромные проблемы со школьной программой.

Ведущий: Вы зацепили такой момент, как человеческий фактор, поэтому у меня такой немного печальный вопрос...

Мочанов: Это не я зацепил, это нас постоянно цепляет человеческий фактор.

Ведущий: Согласен. В прошлом году на дорогах Украины погибло порядка 5800 человек, что на 18% больше, чем в 2011 году. Реально ли с этим бороться, ведь это целое кладбище?
Мочанов: Когда речь идет о человеческой жизни или здоровье, для меня проценты официальные и неофициальные — просто страшное слово, потому что за каждой трагедией, случившейся на дороге, стоят (чаще — лежат, к сожалению) живые люди, у которых болит, которым ампутируют конечности, которые хоронят, за которыми ухаживают. И когда кто-то жалуется «мне плохо, здесь проблемы, там», я говорю — съезди в БСП в предбанник реанимации, в приемное отделение — 20 минут нормальному человеку хватает, чтобы понять: у тебя все великолепно! Огромное количество «овощей», которым поддерживают жизнедеятельность, но они никого не видят и не узнают. И беда, когда ты выпил и сел за руль или когда ты сам был недостаточно внимательным, чтобы ее избежать, и наносишь вред и самому себе, и еще больше беды тем людям, которые бегают вокруг тебя, собирают лекарства, ищут кровь, договариваются с врачами, выясняют, где можно сделать сложную операцию, потому что больничка — это штучка такая. По ТВ это не показывают, у нас пытаются отвлечь людей от реальной жизни какими-то дурными сериалами. Мне кажется, что время от времени надо показывать какие-то жесткие кадры из больниц, чтобы человек понимал: появление на дороге в любом качестве — пешехода, велосипедиста, пассажира, водителя — это большая ответственность и опасность. Для меня, например, загадка, когда ты едешь «по зиме» на полноприводном шипованном джипе, у тебя правильная резина, у тебя все работает, ты едешь по загородному шоссе, ты понимаешь, что разрешенная скорость у тебя 90 км/ч, ты едешь 70 — и тебя обгоняет с запотевшими окнами маршрутка, потому что кто-то торопится на последнее метро в Киев. Почему пассажиры не притормозят водителя — самонадеянного дурака?! Жить надоело? На кладбище торопятся, думая, что на метро? Очень сложно говорить про человеческий фактор.

Конечно, он первичен. И с этим качеством дорог, и с таким количеством милиции можно жить, если мы сами начнем задумываться о том, что мы делаем на дороге, и перестанем подавать плохие примеры. Каждый из вас, наверно, не раз видел нелепую ситуацию, когда мама, коляска, сын или дочка на руках, сзади еще бабка тянет на ошейнике собаку — и весь этот далеко не цыганский табор пытается, лавируя между машинами, перейти дорогу. Я не знаю. Может быть, в той деревне, где они родились, улица всего одна и она пешеходная, но когда попадаешь в огромный город... В Германии ты бы сразу был идиотом, это уже была бы полиция и огромное количество социальных ограничений, которые на тебя наложило бы местное правительство, потому что если ты подставил огромное количество людей, которые из-за тебя вынуждены лавировать и тормозить, то на тебя как на пешехода могут наложить социальные штрафы, связанные со страховкой. Они найдут способ, чтобы ты понял, что так больше делать не надо. Правила нарушать и пешеходу, и водителю в той же Германии и финансово невыгодно, и если ты прошел тест на идиота, то об этом знают все вокруг.

Ведущий: Хотел бы вернуться к магистральной теме. В последнее время в Украине, по крайней мере за годы независимости, проблемы с дорогами были всегда. Это что, у нас карма плохая?

Мочанов: Я получил права в 1987 году, до этого ездил в качестве пассажира в автомобиле и искренне понимаю, как сильно поменялась вообще жизнь вокруг — стало очень много автомобилей. Раньше понятие пробок не существовало, потому что автомобили были служебные, и у советского человека всегда было две машины: когда ему было хорошо, за ним приезжала милиция, а когда плохо — скорая. Был очень маленький частный парк автомобилей. Как-то умудрялись поддерживать все в более-менее живом состоянии. Тогда не было каких-то магистралей, как Киев — Одесса (спасибо Кирпе), как кусок дороги от Киева до Львова. Правда, почему-то те трассы, которые готовились к Евро-2012, уже год прошел, и там уже местами начинают организовывать ремонт. Я искренне удивился, потому что думал, что это хотя бы лет шесть-семь пролежит. Были ссылки на погодные условия. Рядом Польша, Беларусь, Россия, у которых погодные условия ничем не лучше, просто у нас многие воспринимают страну как место, где ты работаешь, а жить ты хочешь где-то в другом месте. Очень показательный пример.

Мы в 2003 году зимой ехали из Лиссабона во Владивосток (проехали за две недели), и очень яркая картинка воспоминаний осталась: утро, 33 градуса мороза. Едет пазик, открывается дверь, из пазика выпадает мужик, катится, шапка спадает. Мы остановились, положили шапку на место, где она должна быть. Синий в драбадан, он кричит: «Не трогайте, положите, где взяли». То есть понятно, что это не в первый раз. Мы его спрашиваем: «Ты что, дурак? Ты чего в таком состоянии в такую рань?» «Вам хорошо, вы в Европе, а мы типа в заднице». Переезжаем китайскую границу, маленький китайский городок в Маньчжоу-Го. Около гостиницы (20-этажной и современной) — для детей ледяные дворцы, внутри каждого палочки разломанные — китайский фонарик, который синеньким, желтеньким, зелененьким внутри горит. То есть те же самые 33 градуса, расстояния между той читинской деревней и этой китайской — по сибирским меркам, миллиметровые. И мы спрашиваем у китайцев: «Как же так, там такая задница, а здесь такие хоромы?» — «А нам здесь жить». С одной стороны, правительство китайское очень многое делает. У китайцев два паспорта: один — провинции и второй — международный, по которому ты можешь пересечь границу провинции и поехать на юг Китая и вернуться, потому что это некое подобие визы, иначе бы все китайцы жили на берегу Желтого моря. Но люди, понимая, что им жить здесь и сейчас, они не пытаются идти в Европу или еще куда-нибудь. Они строят жизнь вокруг себя, и мы можем делать абсолютно то же самое. Касательно дорог — есть зарубежные компании, которые могут это все строить и строят успешно. Нужна какая-то политическая воля, финансовые вливания, нужна какая-то общая стратегия для страны. Мы должны решить, что мы — одна из самых больших стран Европы по территории после Франции и Испании. Может быть, мы должны стать транзитниками, выстроить несколько дорог по линии север — юг, запад — восток, как сейчас Беларусь строит. Они отстраивают шикарные дороги, и без того неплохие, еще более хорошие, и эти дороги будут платными только для грузовиков. То есть перевозчики, которые зарабатывают коммерческими перевозками деньги, будут доплачивать белорусскому народу, на своих далеко не белорусских машинах передвигаясь по Белоруссии по дорогам хорошего качества, которые грузовики, конечно же, портят из-за перевеса, и с этим борется любая европейская страна. Но у нас почему-то, когда зерновые начали перевозить, перевес по 20-25 тонн в грузовике. Я не понимаю, какая сложность обеспечить контроль в месте погрузки, а потом в месте выгрузки. И если по дороге ты где-то нахватался несколько тонн зерна, то штраф должен быть такой, чтобы одна эта поездка отбила охоту у тебя и у всего окружения в принципе этим заниматься, потому что это огромная опасность для людей вокруг. Неужели люди, наделенные властными полномочиями, этого не понимают? Если они понимают и не делают этого, может быть, они имеют, как у нас есть популярное слово, откат. Есть такие люди, которые не брезгуют жрать то, что не водится в аквариуме и в светлой воде. У нас многие политики используют Украину, как мне кажется, как шабашники, которые приехали, как стройотряд, построили коровник. Коровник развалился, но никто об этом особо и не парится. Вот эта часть вопроса: в каком состоянии дороги, по каким технологиям они строятся? Оправдания с погодными условиями — везде идет снег вокруг нас. Понятно, что в Марокко другие технологические условия, но у нас вокруг у соседей тоже что-то сползает, но не в таких количествах, как у нас. Да, были какие-то аномалии, как у нас в марте, но опять-таки, обратите внимание, что люди, которые должны были заниматься и предсказаниями, и работой по уборке... Самая смешная история на моей памяти — в марте числа 23-24-го на бул. Леси Украинки, когда одна снегоуборочная машина пыталась вытащить другую. Безусловно, кто-то должен решить, что бюджет надо потратить на дорогу, отдать тендер не в руки знакомому, свату-брату. Нужно определить, кто из компаний дает лучшие условия, чтобы улучшать качество дорог, кто дает какие гарантии, и посмотреть, сколько это будет жить. Для меня очень странно, что за 22 года независимости мы не смогли в стране построить 22 дороги. Это несчастную кирповскую одесскую трассу каждый следующий министр транспорта, каждый следующий президент пытался приписать себе в заслугу. И как написано в замечательной книге Ли Яккоки «Карьера менеджера» — советую почитать даже тем, кто не интересуется автомобилями, шикарно написана, шикарный перевод — когда высшее руководство компании «Форд» решило, что нужно сделать что-то маленькое и молодежное — и появился «Мустанг», и Якокка сказал фразу: «После того, как «Мустанг» стал успешным, столько людей сказали, что они являются «отцом» «Мустанга», что мне было бы неудобно выйти с его матерью на улицу». Я считаю, что с одесской трассой то же самое. Каждый политик мог бы оставить о себе добрый след, соединив Ужгород и Луганск с запада на восток. Пару недель назад по джазовым делам мы ездили в Коктебель. Я не понимаю. У нас есть Крым — это потрясающая экологическая система. На сегодняшний день люди, которые едут в Крым, как бы они ни добирались до Херсона, после Херсона они, униженные и оскорбленные, должны пропетлять по совершенно конченной дороге от Херсона через Цюрупинск до Красноперекопска, где все идет через села, где куча давленных куриц и кошек. Эти домашние животные, которые не виноваты в том, что они живут в деревне, через которую идет трасса, с которой выехать на дорогу в принципе не представляется возможным, потому что там сплошной поток белорусских, российских, украинских машин, грузовиков, в которых везут арбузы, помидоры. Неужели за 22 года нельзя было построить дорогу на юг?

Люди бы ею пользовались, и это бы приносило пользу всем. Тут речь идет не о дураках на дорогах, а о дураках в кабинетах, которые отвечают за эти дороги.

Ведущий: Укравтодор анонсировал, что в следующем году надо на дороги потратить 10 млрд грн. Вопрос: их размажут по существующим дорогам или, как Вы говорите, построят пусть небольшой кусочек, но отличного полотна?

Мочанов: Я еще раз говорю: для меня процент аварийности и погибших — это болезненный вопрос, потому что сам не раз попадал в аварии. Но когда я слушаю людей, анонсирующих какие-то затраты, я на самом деле не особо разбираюсь в стоимости километра дорог, как их укладывают, по каким технологиям. С одной стороны, наверное, 10 млрд грн — это огромные деньги, если брать украинские пенсии, а с другой стороны, я не уверен, что 10 млрд — это какая-то большая сумма для того, чтобы привести в порядок украинские дороги. С третьей стороны, я не уверен, что те люди, которые сейчас, в той системе власти, которая была с советского времени, дошли до позиции главы Укравтодора, министерства какого-то — я не уверен, что этим людям можно доверять даже эти 10 млрд, что они уйдут на реальное улучшение состояния дорог.

Нужна какая-то стратегия. К сожалению, ситуация с нашими дорогами такая, что надо понять, что часть из них уже непригодна. Двадцать пятый ямочный ремонт уже ничего не дает, и, возможно, надо снимать до нуля и прокладывать параллельную трассу, а эта пусть зарастает травой в назидание будущим поколениям, как, будучи бесхозяйственным, можно довести страну до такого. Должна быть разметка, запрещающие и разрешительные знаки — это все реально влияет на состояние аварийности, на безопасность дорожного движения. И теми темпами, которыми мы идем: то 5 тысяч в год, то 7 тысяч в год — за 22 года мы потеряли больше, чем весь СССР за время войны в Афганистане, ежедневно выезжая на дороги совершенно не по военным делам. Отдельная история — состояние парка пассажирских перевозок, маршруток. Для меня самое страшное направление — это промежуток между Староконстантиновом и Черновцами, через Хмельницкий и Каменец-Подольский, потому что постоянно подъемы, спуски, видно плохо. И там съезжаются лоб в лоб две маршрутки, и минимум 15 человек в каждой из них. За все это время все, что там сделали, — это навели белую сплошную осевую и просто стоят и выявляют нарушителей. Как пару недель назад в Крыму. Стоит возле Феодосии толстый гаишник, и возле него стоит пять машин с российскими номерами, причем регион 63 — это Тольятти, а это 2000 км. И стоит там «Лада Калина» — и вот что этому толстому гаишнику надо от водителя этой машины, где папа, мама, дочка, все завалено вещами, соломенная шляпа на заднем стекле — что они могли такого нарушить, чтобы реально вынести человеку мозг на подъезде к побережью? И какая добрая память о нас останется?

Ведущий: Хочу предоставить возможность журналистам задать вопросы.

Екатерина Родкина, журналист Inpress.ua. Все чаще в СМИ появляется информация о проведении нелегальных автогонок в больших городах. Как Вы относитесь к данному явлению и считаете ли Вы, что они происходят с негласного разрешения ГАИ?

Мочанов: Я уверен, что они не проходят с разрешения ГАИ, потому что мы в прошлом и позапрошлом году как раз по просьбе гаишников пытались выявить места и время этих событий. К сожалению, люди, которые являются организаторами этого стритрейсинга — гонок по городским улицам, — они очень хорошо организованы, очень мобильные, у них мгновенная реакция на сообщения, у них группа «ВКонтакте» есть, СМС — и они на раз собирают народ и точно так же на раз куда-то девается народ, и предъявить претензии водителю достаточно сложно. Есть какие-то технические параметры — можно исследовать автомобиль, установить, что у человека не та выхлопная труба, не тот уровень шума, превышен срок эксплуатации автомобиля, поставить ее на штрафплощадку, но обвинять его в том, что он принимал участие в уличных гонках... Тут еще есть беда, что зачастую участие принимают не спортсмены, автомобили никак не подготовлены либо подготовленные только с точки зрения включения мощности двигателя, но ничего не делается ни с тормозами, ни с шинами.
Это фактически гусарская рулетка — проехаться «Ланос» с «Ланосом», «Феррари» с «Феррари», КамАЗ с КамАЗом. Делается ставка. Я видел внутреннее видео, которое снимают сами участники гонок. И реально доходит до того, что они умудрились перекрыть Бориспольскую трассу. Приехала милиция — они все разъехались, все стали полосатыми и ни в чем не виноватыми. Это большая проблема, с ней реально крайне сложно бороться. Внедряются специальные подразделения, работают, долгое время пытаются разобраться, кто организатор, кто кассир, как все это делается. Существует какая-то законодательная база, которой все это надо прикрыть. Мы отговариваем людей от такого участия, мы много делаем для того, чтобы люди могли, например, приехать на ту же «Чайку», заплатить стартовый взнос, которым тебе обеспечено судейство, перекрытие полосы либо на «Чайке», либо в аэропорту, показать результат, получить какой-то приз. Все это происходит легально и абсолютно безопасно для окружающих. К сожалению, у нас существует большое количество народа, которые считают, что стартовый взнос на гонку в 200 грн — это много: «Последую-ка я лучше по пути «Че Гевары» и попробую доказать, что законы физики на меня абсолютно не действуют». Полтавская трасса — шикарная. Бери автомобиль в тысячу лошадиных сил, приезжай; россияне туда приезжают, выстраивают свои машины, и им хватает этой длины. Там сейчас начинают заниматься этим вопросом более серьезно. Это как если ты начал заниматься музыкой, начинаешь понемногу играть во дворе, но тебе это становится неинтересно, и ты начинаешь искать музыкальную школу. Тебе папироса и песня про хулигана перестает быть интересной, потому что ты хочешь двигаться дальше. Те, кто занимается организацией этих гонок, — это мерзавцы. Я считаю, что и смерть «Че Гевары» на их совести, и фотографа, и мотоциклиста, который врезался на скорости в «скорую» на Борисполькой трассе, потому что я видел видео с камеры наблюдения на Бориспольской трассе.

Понятно, что люди сами принимают решение, ехать на такие гонки или не ехать, и сложно сваливать на кого-то вину, но чтобы вы понимали степень организации: перед заездом «Че Гевары» был заезд, где четыре машины проехали, остановились под вторым мостом на Бориспольской трассе, развернулись прямо под мостом и поехали обратно к месту старта против движения. Я могу себе представить автомобиль, который был у «Че Гевары». Очень быстро ехал. И я понимаю, что если тебе навстречу с непонятной скоростью мчатся восемь фар, то можно принять любое неадекватное решение, потому что все, что творится вокруг нелегальных гонок, это смертельно опасно для участников, для зрителей. К сожалению, абсолютно не опасно для организаторов, потому что они очень хорошо понимают, сколько времени, пока позвонил, пока милиция приедет, потому что у нас только в кино так: замигала мигалочка — и немедленно включаются спасательные вертолеты, и около места преступления начинают скапливаться накачанные спецназовцы — и преступление раскрыто. В реальной жизни все по-другому. Я живу на Урицкого, у нас мимо дома всю ночь — грохот выхлопа и звуки торможений-переключений, потому что дорога большая, широкая, вот и гоняют, пока ночь и пусто. И никакое ГАИ это не волнует. Они пасут пьяных возле окрестных кабаков. Техническое состояние и экипировка ГАИ в Зализничном районе — у них есть зелено-белый «Ланос».
Даже смешно. Представьте себе: идет погоня между мощным мотоциклом и «Ланосом». Я думаю, что можно сочинить много комических куплетов. Мы во всем ищем подоплеку. Но я вас уверяю, что в ГАИ и МВД достаточно реальных проблем, чтобы приписывать еще им те грехи, в которых они не виноваты. Я знаю, что они пытаются зарегистрироваться в контактных группах в соцсетях, пытаются внедряться. Но та система, по которой работают украинские нелегалы-гонщики, скопирована с системы американской. Обеспечивается то количество информации, которое будет безопасно для основного ядра, которое все это делает в свое удовольствие и на совести которых все те люди, которые пострадали.

Сергей Шевчук, журналист. Не кажется ли Вам, что беспредел и хаос на украинских дорогах является зеркальным отражением взаимоотношений между людьми и общей ситуации в обществе? Если так, то, возможно, следует заняться повышением уровня культуры среди населения, а не просто реформировать милицию?

Мочанов: Я уже говорил, что если человек жлоб, хам и мерзавец в обычной жизни, то он таким же остается и на дороге, ничего не меняется. Точно так же, как человек вежливый, культурный, может в состоянии аффекта или спешки что-то начудить. Но совершенно четко понимаешь, когда человек чудит и когда это система, по которой человек живет не только на дороге, не только в своем автомобиле, но и в обычной жизни. Если вам действительно интересен этот глобальный вопрос, я начну не потому, что я по образованию археолог, не с древних времен, но обратите внимание: не вся Германия живет в Берлине, не вся Англия живет в Лондоне, не вся Америка живет в Вашингтоне, не вся Испания живет в Мадриде, но вся Россия пытается жить в Москве, а вся Украина — в Киеве. Это единственное место, по мнению людей, где есть еще какие-то деньги. За исключением западенцев, львовян, закарпатцев, которые очень дорожат своими историческими корнями. Когда в свое время в Украине появилась ПР, уже не помню, из чего она вышла, но когда появилось такое название — я неплохо разбираюсь, что такое ХДС и ХСС в Германии, что такое социалисты и коммунисты, левые-правые, центристы и куда они лезут. Я посчитал, что ПР — это политическая сила, которая будет развивать регионы, которая будет лоббировать интересы разных регионов, что в регионы потянется какое-то количество денег из центра, и николаевцы будут жить в Николаеве, черниговцы в Чернигове и т. д. Но оказалось, что это регионы друг против друга и регионы против Киева. На сегодняшний день в Киеве абсолютный Вавилон, потому что сюда съехалось такое количество народа, под которое дорожная сеть и сеть жизненная абсолютно не приспособлена. Я не имею ничего против приезжих. На их энтузиазме, на их желании пробиться в люди держатся любые экономики в мире. И чаще всего люди, приезжающие из глубинки, добиваются значительно больше, чем человек, который родился на Майдане Незалежности. Сейчас ситуация простая: человек продает свою лодку и эллинг в Херсоне, продает свою двухкомнатную квартиру, потому что понимает, что — все, там ничего, кроме арбузов в августе, ничего нет — и едет искать лучшей жизни. Едет в Киев, снимает квартиру, а потом, как правило, они все попадают в наши таксомоторные парки. Я как таксист с большим стажем, который работал в третьем таксомоторном парке, должен сказать, что для работы в такси надо было пройти трехмесячные курсы, получить форму с нашивочками, сдать экзамен по вежливому и корректному обращению с клиентами, сдать экзамен на знание улиц. Сейчас, честно говоря, мне страшно садиться в такси, потому что либо водитель идиот, либо он не идиот, но, не зная города, купил себе самый большой планшет, которым закрыл половину лобового стекла. Мне легче им подсказать дорогу. Глобально, выгодно было бы создать в Украине условия, чтобы любой человек хотел жить там, где мама родила, где все родное, но там должны быть какие-то условия. Я, например, не понимаю, зачем в Киеве в исторической части города, где и так все загружено и забито пробками, лупить эти 30-этажные бизнес-центры, которые реально блокируют жизнь половины города. Лужков в свое время принял решение: все бизнес-центры строятся за пределами МКАДа, чтобы в Химках, Бутово строились магазины и школы, чтобы люди, которые работают в этой отрасли, могли снимать там квартиры и не ехали через полгорода в Москву и не стояли в пробках. Мне кажется это абсолютно правильным. Мне непонятно, зачем офису Sony Ericsson, или Apple, или «Сандорра» — людям, которым не надо постоянно находиться во властных кабинетах, — зачем им офис в Киеве? Дорого, невыгодно коммерчески. Они бы, наверно, с удовольствием переехали в Николаев. Но для этого ближайший аэропорт должен быть в Николаеве, а не в Херсоне. Для этого в Николаеве должны быть какие-то клубы, где бизнес-планктон, в хорошем смысле этого слова, мог бы отдохнуть в выходные. А не то, что ты сейчас видишь в центре города — один большой проспект, который ты проскакиваешь в сторону Крыма, даже не понимая, где можно зацепиться и остановиться. Надо развивать этот город, инфраструктуру — и люди потянутся. Как в американскую Атланту, Сиэтл или Остин. Вот мы начали разговор о дорогах а закончили... Я абсолютно уверен, что в нынешнем состоянии все эти 22 года Украина похожа на большой самолет, где, в принципе, какое-то количество людей за штурвалом, где-то, может, училось, где-то что-то видело, где-то училось по компьютерной игре, но там нет летчика и экипажа, способных этот самолет вырулить, чтобы он полетел, чтобы кто-то реально знал точку назначения и как туда добраться, не выписывая вечных виражей из спортивной авиационной акробатики. У нас реально лихорадка. Я ехал в июне из Литвы в Беларусь. Бензин — 8 грн, шикарное качество топлива, причем каждый знает, что можно заправляться на любой заправке, шикарные дороги. Даже какое-то общение на границе — позитивное (хотя чем лучше я узнаю таможенников, тем лучше отношусь к гаишникам) — все довольно строго, но понятно. Так вот, первое упавшее на дорогу дерево было в 5 м от таблички «Украина». Оно упало именно на нашей территории, и по следам видно, что оно упало давно. Я подъезжаю к нашим погранцам и говорю, что «ребят, там упало дерево, у меня трос есть, но я его не оттяну, надо распилить и убрать». — «Так оно уже там неделю валяется. Может быть, будут дорожники, но только в сентябре». Я позвонил в управление, потому что это же лицо страны. Это уже даже не шрам, полученный в бою (напился — напоролся), а это уже реально нагадила даже не птица, а собутыльник на пиджак. И я звоню и говорю, что буквально через неделю буду возвращаться, и если это дерево останется, то я его сфотографирую, и это будет у меня в блоге на «Корреспонденте», и я сделаю так, что если мы уж с этим пятном ходим, то я хотя бы объясню, на чьем мундире это пятно. Слава богу, убрали, ума хватило. Я не считаю, что я человек влиятельный — я человек, известный в определенных кругах, но я стараюсь, когда вижу нелепые знаки, звонить Сергею Ивановичу Буднику. Езжу много, поэтому звоню достаточно часто, когда вижу какие-то вещи, я на них реагирую. Я выполняю работу сержанта, который должен поднять свою задницу, поехать и посмотреть, как это все происходит. Вот как мы с вами говорили — Крым. Приезжают россияне, оставляют какие-то деньги. Слава богу, что хоть кто-то еще в этот Крым ездит. Потому что когда ты едешь, ты не понимаешь, это Россия или Белоруссия, потому что украинцы перестали отдыхать в Крыму. Даже самые большие скептики относительно зарубежного туризма поняли, что за деньги, потраченные пусть не на самый лучший отель, но в Турции, в Египте — в безвизовых странах, ты получишь более высокий уровень сервиса по сравнению с тем, что творится в Крыму. Разве надо обязательно какому-то генералу звонить и говорить: «Не трогай россиян и белорусов». Есть же какая-то толерантность в этой нелепой колонии. Наблюдая за тем, что творится у нас во властных кругах... у Григория Горина, который писал сценарий к Мюнхгаузену, есть замечательная концовка, которую надо показывать в ВР, в АП, в Кабмине, когда Янковский говорит: «Умное лицо — еще не признак ума. Вся ваша беда в том, что вы слишком серьезны. А все глупости в мире совершаются именно с серьезным выражением лица. Улыбайтесь, господа!» Потому что количество тупых пингвинов и надутых павианов у нас зашкаливает, поэтому так и живем.

Ведущий: Напоминаю, что вы смотрите «Inpress-клуб», мы говорим о безопасности на украинских дорогах с известным автогонщиком Алексеем Мочановым. Вижу вопрос от Петра Дмитриевича из Ивано-Франковска: «Олексію, скажіть, будь ласка, у якому регіоні найгірші дороги і чому»?

Мочанов: У нас единственное, что крепко объединяет Украину, — это состояние дорог. Есть замечательный английский анекдот, я считаю, что это классика английского юмора. Когда в небольшой английский городок приходит поезд, подходит пассажир к полицейскому и спрашивает: «Скажите, у вас есть гостиница в городе?» — «У нас две гостиницы». — «А в какой вы мне посоветуете остановиться?» — «Сэр, я вам ни в какой не посоветую, но гарантирую вам, что если вы поселитесь в одной, то вы пожалеете, что не поселились в другой». Квинтэссенция: и то, и то барахло, даже страшно сказать, в какой из них хуже. Когда ты едешь по плохой дороге в Днепропетровск, то кажется, что хуже уже не бывает. А когда ты выезжаешь из Одессы в сторону Херсона, то я, например, верю, что между Одесской и Николаевской областями идет война, и там сделано все, чтобы не прошли даже танки. Там такие глубокие ямы, что фуры объезжают их по полям. В Ивано-Франковской области не очень хорошие дороги, мягко говоря. Мы очень часто говорим, что много ям, оборваны края, но, кроме того, на дорогах не нанесена разметка, нет нормальных, логично читаемых и понятных знаков, как это в Германии, когда ты понимаешь, сколько тебе до заправки, сколько до города. Ограничение скорости — если у немцев обоснованно стоит какое-то ограничение скорости или у литовцев — берем наших соседей по бывшему СССР: если у литовцев стоит «30», то там реально школа или больница, он там не стоит просто так. То есть гарантированно, что если ты какую-то информацию получаешь со знака, то она тебе зачем-то нужна, что о тебе позаботились. И если ты едешь ночью по дороге не очень хорошего качества, на нее нанесена осевая линия, и тебе хотя бы видно, куда ехать. У нас люди наверху об этом совершенно не задумываются. О какой безопасности может идти речь, если человек едет по дороге, на которой вообще ни хрена не видно. Подход очень простой: у нас «ДЭУ Ланос» назначается народным автомобилем. Я уверяю вас, что если бы вы спросили у специалиста, по каким параметрам и критериям мы можем говорить о народном автомобиле... Как в свое время Гитлер ставил задачу перед «Порше» на производство «жука», то там было совершенно понятное и четкое техническое задание заводу: машина должна стоить около тысячи рейхсмарок, она должна быть воздушного охлаждения, потому что она должна эксплуатироваться и летом, и зимой, она должна перевозить двух членов немецкой семьи плюс детей на заднем сиденье (поэтому там взрослому в старом «жуке» делать абсолютно нечего). Если мы зададимся вопросом, какой народный автомобиль может быть в Украине... Во-первых, из-за состояния дорог должна быть высокая посадка. И высокий клиренс.

Топливо — на некоторых участках надо дырчать и дырчать до заправки, чтобы заправиться по 11 грн и додырчать обратно — соответственно, машина должна работать на низкооктановом топливе, которое переваривает достаточно старый, архаичной конструкции мотор. В Украине обычно возят картину, корзину, картонку и маленькую собачонку, тещу и ведро с помидорами — поэтому она должна иметь достаточно большое багажное помещение. Ни по одному из этих параметров «Ланос» туда и близко не подъезжал! Может быть, речь может идти о какой-то реконструкции луцкой «волынки», которая имеет проходимость, заднее лишнее место или пикап. Либо это будет мотоцикл «Днепр» с коляской для сельской местности, где «Ланос» — это практически «Бентли». А если мы опросим людей в городах, каким, по их мнению, может быть народный автомобиль, мы с удивлением обнаружим, что описание очень похоже на Volkswagen Passat В5» — и опять туда «Ланос» никак не лезет, но опять тыкают мордой, что нужна поддержка отечественного производителя. Поддерживать надо не отечественного производителя, а отечественного потребителя, потому что в производстве этих «унитазов» занято около 40-50 тысяч человек, у которых руки реально растут из заднего прохода, а потребителями являются почти 10 миллионов, которые должны купить это барахло. Если ты покупаешь украинский помидор, то ты покупаешь и ешь с удовольствием. Но у нас для быта и для жизни ничего не получалось сделать. Танки замечательные — автобусы никакущие. Тем не менее постоянно навязывается история, что нужны какие-то защитные механизмы для рынка. Поддержать отечественного производителя я был бы не против, если бы была использована формула, при которой получаешь закрытые границы, на три года ты получаешь серьезные преференции, за три года ты обнуляешь конвейер, ставишь на конвейер понятной конструкции и класса — через три года этот автомобиль в Европе проходит краш-тест. Это предполагает трату каких-то денег. А у нас на сегодняшний день закрыли этот вопрос, и люди побежали скупать «Ланосы», потому что больше особенно ничего и не купишь, потому что старых «Опелей» все очень боятся и говорят, что с возрастом все автомобили превращаются в утварь, что «Форд» — это не фамилия, а аббревиатура Fix Or Repair Daily. Если возьмете первую Volkswagen Golf и первую «Таврию», которую в конце 80-х годов уже испытывали, — это очень похожие по конструкции, по внешнему виду, по компоновке автомобиля, просто у немцев каждый следующий автомобиль получил «автомобиль года», и теперь у них седьмой, а у нас по-прежнему ездит та же «Таврия». Чего ждать от отечественных автозаводов, если у них нет ни одного своего испытательного полигона и даже простенькой трассы? За пределы завода на дороге общего пользования сидит за рулем испытатель, который непонятно что испытывает, и рядом с компьютером сидит дядька. Любой уважающий себя автопроизводитель устраивает гонки не для того, чтобы получить удовольствие и выиграть ставку, а потому, что технологии, которые испытываются, они в конце сезона уже в стандартном автомобиле. Так появилось АВС на обычных машинах, системы стабилизации устойчивости ESP-DSC-PSM. Сначала это было дорого, потому что не массово, а потом это распродается на сотни тысяч автомобилей и в цену машины добавляется совсем чуть-чуть плюс какие-то тарифы. Опять-таки — начали говорить про какие-то глобальные вещи и вернулись через мелочи к ним же, потому что я считаю, что нельзя посадить на абы какой автомобиль. Например, для многих важен статус. Немец, если располагает суммой в пределах 40 тысяч евро, то из Вольво С40, С60, С70 он возьмет С40, но обязательно в самой богатой комплектации с кожей-рожей и ксеноном-подогревом-вентилятором. У нас по-прежнему соседи должны знать, что у тебя жизнь удалась, поэтому он покупает автомобиль классом выше, но в комплектации шаманский бубен или в комплектации «лобовое стекло есть». Заклеивается все тонировкой, и когда ты припарковался, то все понимают, что ты серьезный человек. Последнее тратится на номер. Весь разводняк, который идет не от ГАИ, а от людей, которые крутятся вокруг ГАИ и около ГАИ с продажей номеров 1234, 00 в конце, в начале — для гаишников это не значит ничего. У нас номера от 0001 до 0009 официально стоят 23 тысячи гривен, и когда этот дебил подъезжает и моргает всем, чем только можно, включая глаза и говорит: «Ты что, не видишь, кто едет?», то я говорю: «Вижу, просто у твоего шефа было лишних 23 тысячи гривен и он их зачем-то потратил на глупые номера с ноликами. Не хватает крестиков». Наш менталитет — это пыльная показуха, которая внутри, с технической точки зрения, червивое яблоко. Вот на все это мы садимся и пытаемся ехать — кто далеко, кто не очень. Есть такое выражение хорошее у инструкторов-водителей: знаешь, что такое тысячная доля секунды? Это промежуток времени между тем, как на светофоре загорелся желтый и тебе дурачок сзади посигналил. Это тысячная доля секунды, потому что ему же надо срочно, потому что для него же на светофоре не позиция, а поул-позиция. Все наши разговоры сводятся к тому, что плохо с дорогами, плохо с машинами, но основная проблема с людьми. Не знаю, куда деваются все эти честные, порядочные, образованные люди, которых мама с папой чему-то научили, когда они выбираются на дорогу и им куда-то надо. Я для себя решил вопрос, как попасть вовремя к 11 часам на веб-конференцию. Надо просто не выезжать из дома без двадцати одиннадцать, потому что шансы попасть вовремя тоже есть, но с фарами, с проклятиями. А выехать заранее и никуда не торопиться. Суета вообще очень портит и сокращает жизнь. Мы себе выделяем время на жизнь, крадя время на сон. Когда я был в Москве, то понял, что там нереально назначить больше трех дел за день. Невозможно с семью людьми назначить в Москве встречи — ты везде опоздаешь, везде будешь торопиться, в итоге ничего не получится, но ощущение будет, что ты перепахал вручную Садовое кольцо. Надо просто ставить себе в жизни реальные задачи, и тогда не надо будет нигде особо торопиться. Ставьте себе в жизни высокие планки, но не ставьте себе текущие неразрешимые задачи. Есть дела важные, есть срочные. Никогда не надо заниматься срочными. Надо заниматься важными — и срочных станет меньше. Тогда будет ощущение спокойствия. Я не завидую чужим поездкам на Ибицу или в Майами, потому что рядом Греция, где, собственно, родилась цивилизация. Все это недалеко, негромко и с вкусной едой. Или пыхтят: я разобьюсь, но накоплю на «Мерседес». Получается в итоге, что накоплю на «Мерседес» и разобьюсь. Эта суета в голове выносится на дорогу. Говорят, что какой человек за рулем, такой он и в сексе. Я искренне верю в большое количество кролей, которые сучат лапками что в постели, что за рулем. Они суетные, броуновские, внезапные, непредсказуемые. Для таких людей что секс, что заниматься онанизмом — лишь бы не портить никому настроение.

Часто говорят — ну чего ты нервничаешь? Я говорю: «У тебя есть офис, в твой офис пришел человек и ведет себя черт знает как: громко ругается, сорит, хамит, конфликтует… То есть на твоей территории он ведет себя так, как вести нельзя. Вряд ли это тебя порадует. Ты пытаешься сделать все, чтобы человек: а) покинул помещение сейчас и б) больше сюда не приходил, даже чтобы извиниться». Я больше 25 лет работаю на дороге, и мой офис — вся страна. И меня очень расстраивает, когда у меня в офисе гадят и сорят. Говорят, что дальнобойщик — лучшая профессия на земле: целыми днями сидишь напротив собственной кровати и смотришь в окно. Как ни странно, это самая сидячая работа: глаза видят много, а задница уселась и только через 800 км поднялась. Я вижу, насколько разные люди, но и насколько все люди одинаково хотят хорошего и при этом практически сами для этого ни фига не делают. Сесть, пообсуждать, поругать... Меня когда-то таксист просто убил.

Такой, как в «Брате-2»: «У нас бардак. Знаешь, почему в Германии не так?» — «Нет, не знаю». Выбрасывает мусор в окно: «Потому что в Германии за это 500 марок штрафа». Я говорю: «Может, ты поднимешь? Я, конечно, тебя не оштрафую, но это не лучший способ показать, почему в Германии не так». Наличие идиотов — это очень большая проблема.

Ведущий: Хотел бы попросить моих коллег еще задать по вопросу.

Екатерина Родкина, журналист Inpress.ua. Может ли сегодня велосипедист чувствовать себя безопасно на дороге?

Мочанов: Велосипед сам по себе транспорт повышенной травматичности, особенно горные. Люди падают, ломаются. Ни секунды человек не может чувствовать себя в безопасности, потому что дороги отвратительные и для машин, и для велосипедов. Передвигаться на нем по дороге очень сложно, потому что очень много припаркованных автомобилей, и надо ехать по проезжей части, где очень плохие дороги и очень нервные водители. С тротуарами все плохо, велосипедных дорожек у нас нет. Я как мотоциклист, очень небыстрый, могу сказать, что очень страшно в пять утра ехать по Киеву по ул. Жилянской в районе вокзала, потому что там ходят стаи по 50 собак. А если ты заедешь куда-то на Позняки, где строится микрорайон, где прикармливают колбаской бездомную собаку, которая тр...т другую бездомную собаку, и если это оказались не мальчик с мальчиком, а мальчик с девочкой, то у них рождаются щенки — и потом появляются стаи по сотне псов, которых люди немотоциклетные и невелосипедные не очень знают, потому что на них не обращают внимание. Здесь проблема во всем: в экипировке, проблема в том, что для велосипеда должны существовать такие же технические рамки, как и для автомобилей. Я говорил о том, что лампочки, которые ребята устанавливают себе на велике от страха, — они настолько яркие, что доставляют людям дискомфорт, которые едут навстречу, потому что они не регулируются. Если ты занимаешься велоспортом и едешь в Крым покататься, то двухколесный человек не чувствует себя комфортно, потому что водители автомобилей не воспринимают людей с меньшим количеством колес как равноправных и полноценных участников движения.

Что с этим делать, абсолютно непонятно. У нас, к сожалению, люди не понимают, что некоторые велосипеды могут стоить дороже, чем их автомобили, потому что хорошие велосипеды стоят 10-12 тыс. долларов. У нас по-прежнему в стране принимают человека по статусу, обозначенному автомобилем, районом проживания, кто разбирается в часах — по часам. Я до сих пор не понимаю: народный депутат — мерзавец, которого я не выбирал, но там, где он появляется, такое ощущение, что должен взорваться какой-то нимб. Наличие пиНджака со значками возводит человека в какой-то особый ранг и статус.

Поэтому велик в этой системе координат занимает подвальную позицию — кто ты такой? Люди не привыкли относиться друг к другу как человек к человеку. Отец мне все время говорил, что к людям надо относиться изначально хорошо. У каждого человека есть три попытки. Я изначально считаю, что я сижу в компании хороших и приятных мне людей. Если кто-то из людей сделает какую-то гадость — это первый шанс, который он использовал. Но не надо сразу обижаться, надо подумать: жалко, что хороший человек сделал гадость. Если он сделает это второй раз, ты подумаешь: может, это не такой хороший человек, каким он мне показался с первого раза. А на третий раз ты можешь смело посылать его на три буквы, или в задницу, или куда угодно, потому что ты гарантированно послал нехорошего человека. Как с Семеном Семеновичем Горбунковым: «Позор С. С. Горбункову — дебоширу и пьянице!» «Скажите, вы давно знаете С. С. Горбункова?» — «К несчастью, 30 лет». «И что, все эти 30 лет он пьянствовал и дебоширил?» — «Нет, все эти 30 лет он искусно маскировался под порядочного человека». Так что долго ждать, когда мерзавец себя проявит и обнаружит — не придется. Опять же, когда мы говорим о дорогах — отношение в жизни к людям переносится на дороги. Мне кажется, что логично, когда машинка маленькая. Когда неудобно парковаться, когда нет необходимости возить большие тюки, то маленькая машинка — это удобно со всех точек зрения. Во Франции, в Испании, в Италии, в Германии люди думают точно так же, потому что там автомобиль — это не символ статуса. У нас через «Альфа-щит» (центр контраварийной подготовки водителей) прошло огромное количество людей, женщин, наверно, половина приходили учиться. Потому что у нас не учат ездить, у нас готовят к сдаче экзаменов в ГАИ, а это большая разница. И женщины покупают большие машины, потому что они говорят, что если машина маленькая, то ее обижают. Люди в нашей стране чувствуют себя спокойнее в танке. Мы живем какими-то военными понятиями, потому что в этих военных понятиях велосипедисты — это даже не пехота, это партизаны с околицы. Есть такой анекдот. Командир партизанского отряда вызвал Изю и говорит: «Изя, иди в деревню, потому что ты единственный не похож на партизана, и доложишь, какая там обстановка». Изя ушел, два дня нет: «Предатель, наверно, там сдался». Через два дня приходит Изя, весь ободранный, в рванье, абсолютно честный чувак, и говорит: «Обстановка такая: танки через деревню пройдут, а пехота — ни хрена». — «Почему?» — «Потому что там две вот такие вот огромные злые собаки!» Вот для велосипедистов и состояние дорог, и собаки — проблема. Они сейчас уже объединяются в какие-то клубы.
Боюсь, что в этой стране, пока дело дойдет до велосипедных дорожек, пройдет какое-то невероятное количество времени. Мне очень жаль, но, боюсь, это будет не при нашей жизни. Не надо убивать бездомных животных, но их надо стерилизовать, тогда есть шанс, что через 10-12 лет (срок жизни собаки) они пропадут, потому что для велосипедиста бездомная собака — это злая сволочь, которая воспринимает тебя как паштет. И любой человек, который попал в новостройках в четыре утра под эту стаю, понимает, что он умеет ездить 60 км/ч. Это проблема. С одной стороны — разве это тема нашей беседы? А с другой стороны — разве это не тема нашей беседы? Можно тысячи раз сказать, что гаишники сволочи, но от этого ничего не изменится. У нас сейчас проблема с направлением — куда идти. Когда будет понимание, куда идти, тогда найдутся люди и желание и стерилизовать собак, и проверять качество асфальта, чтобы он был асфальтом, а не песком, покрашенным в серый цвет. Брежневские дороги в Днепропетровской области строили почему-то салатового цвета — до сих пор лежат. Почему они не развалились?

Неужели у Путина надо попросить в прокат Колыму, чтобы тех, кто ворует, отправить туда? У нас проблема с тем, что никто не боится сесть в тюрьму из чиновников, потому что дальше Качановской колонии, Божково или Крыма не увезут, а там «как-то переживем». Наличие у Российской империи дальних регионов — это совсем другое дело.
Там комары размером с наших ворон. Вот там им было бы страшно.

Сергей Шевчук, журналист Inpress.ua. Нужно ли ввести норму о пожизненном лишении прав и уголовной ответственности за вождение в нетрезвом виде?
Мочанов: Мы играли с ребятами несколько концертов в тюрьмах, как раз для «аварийщиков». Они натворили беды, но никто из них не планировал преступления, не собирался в «стаи», никого не пытал. Это все убийства по неосторожности.

Сроки — до 12 лет тюрьмы. Восемьдесят процентов из тех, с кем я разговаривал, — это аварии по причине пьянства или похмелья. Поэтому уголовная ответственность есть, она просто применяется у нас иногда достаточно выборочно. За то, что просто сел за руль в состоянии опьянения — пойми, что в системе координат и степени доверия наших людей милиции (зачастую очень скромной), если у тебя забирают права и ты можешь решить вопрос за 500 долларов, чтобы не забрали, то если тебе дают пять лет — то ты будешь писать генеральную доверенность. То есть никто не верит, что внутри этой системы координат можно обойтись без коррупции. Просто чем выше ответственность и наказание, тем больше, как говорят адвокаты, не взятка, а дарственное подношение. Посмотрите, на каких машинах ездят чиновники, какие у них дачи, заборы, какая уголовная ответственность? Я думаю, что здесь не надо надеяться на УПК. Если у тебя кто-то из друзей собирается сесть пьяным за руль — вытащи ключи и брось их в воду. В Швеции, в Германии распространено конкретное стукачество, потому что если люди видели, что ты сидел в баре и выпил пива и пошел к машине — пять человек позвонят одновременно в полицию и доложат. Тебя проверят: если будут основания — накажут, если нет — извинятся, но при этом бдительный народ никто наказывать не будет, потому что финансово поддерживают стукачей. В нашем случае — уговорите человека не переходить улицу на красный свет. У меня есть знакомый, мы с ним служили вместе на одной заставе. Всегда в компании есть такой себе «синий доктор»: он пристает к чужим женам, крайне громко себя ведет. В нашей стране вежливое обращение с людьми воспринимается как слабость и начинается отношение как к ботану. Когда ты начинаешь переходить на матерный язык, который все понимают, то люди начинают обижаться, что ты разговариваешь с ними грубо. С такими людьми невозможно бороться, потому что чем больше ты его успокаиваешь, тем больше у него вырастают перья. Мой друг Вова нашел классический способ борьбы с такими людьми во время застолья. Он наливает себе стакан воды, а в другой — полный стакан водки. Подходит к такому хвастуну: «Ты нереальный мужичара. Я должен с тобой выпить» — и дает ему стакан водки. Шесть минут — и нет проблем: эта проблема спит, рыгает. Его даже переворачивать не надо — спит, ну, на солнце надо переворачивать, чтобы не подгорел.

В данной ситуации я сторонник такого подхода на 0,3 промилле, потому что в данной ситуации неправильно, что у нас кружка пива и ящик водки несут за собой одинаковую ответственность. Есть естественный уровень алкоголя в крови, его дает кефир, квас. Если я сел в Киеве и приехал в Литву, то у меня 0,32 промилле будет после 0,3 пива, потому что я устал, не выспался. Если я хорошо выспался на берегу речки в местном санатории и выпил 0,5 пива и 50 г водки — и у меня будет 0,34, потому что организм отдохнул и хорошо функционирует. Теперь, чтобы выйти на предел 0,32 — надо посидеть в кафе, выпить кофе, поесть капусты — и прийти за час в допустимую норму. У них в каждом придорожном кафе есть прибор, которым ты сам можешь померить. Еще Ленин говорил, что каждая кухарка может управлять государством, так с тех пор у нас ничего особого, как и с дураками и дорогами, не поменялось. Когда наши депутаты не провели закон, потому что говорили, что тогда будут пить, тогда ты говоришь, что у нас и так в Киеве каждый день задерживаются 30-35 человек в состоянии алкогольного опьянения, причем еще с 1991 года такая статистика, цифра не меняется. Если бы мы подошли к этому вопросу нормально, то человек, который с тобой сидел и за ужином выпил бокал вина или кружку пива с куриным стейком, — он не представляет никакой опасности. Если человек переборщил, то его обязательно надо наказывать и забирать права, и лишать их.

У нас у некоторых по 2-3 прав, потому что засовывают их дома между книжками, пишут заявление об утере, получают временный талон, ходят два-три месяца с ним, чтобы они нигде не всплыли (а они и не всплывут, потому что у тебя они между книжками) — и приходят и получают дубликат, и у тебя уже двое прав. В принципе, это можно сделать и пять раз. И некоторые профессиональные водители так и делают, и ездят с одними правами за границу, в ту же Россию, потому что если у тебя в Воронеже заберут права, то до Киева они могут за полгода не дойти. И нигде в законе нет ответственности за такие дублированые документы. Есть только за поддельные. А они не поддельные, потому что ты их потерял, а потом нашел, но ни в одной бумаге не написано, что ты их должен отдать. Мы настолько привыкли лазить, как кроты, по лазейкам, что иногда не видим столбовой дороги.

Ведущий: В завершение в качестве подведения итогов просил бы Вас назвать четыре правила — четыре колеса, если хотите, позволяющие улучшить ситуацию на дорогах.
Мочанов: Ну, эмиграцию мы не рассматриваем? Я бы даже не рассматривал веру в добрых царей. Мы должны четко понимать, что все аварии в мире происходят по двум причинам: превышение разумной для данной ситуации скорости и переоценка собственных возможностей как водителя. Все остальное — производные. Как говорил Высоцкий, два худших человеческих качества — это зависть и жадность, все остальное — это производные из этих двух. Жадных и завистливых я не переношу на дух и очень быстро с этим разбираюсь, пытаюсь вывести за орбиту своего общения, потому что завистник и жадина — это самые большие мерзавцы. Как самый отрицательный персонаж в сказке про Буратино — это Пьеро, потому что мужик, который вызывает жалость, — это вообще... Помните о том, что не надо себя недооценивать, но и ни в коем случае не переоценивать. Надо знать себе цену и вес не только за рулем, а во всем, чем бы ты ни занимался. Иногда разрешена скорость 80 км/ч, а разумно ехать 30. Вопрос разумной скорости — это не цифра, нанесенная на знаки, а как ты воспринимаешь через призму реальной оценки себя как водителя. Тогда аварий станет меньше. Надо относиться к людям с уважением. Есть высказывание, что относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Но я бы не хотел, чтобы ко мне относились, как к моей жене, потому что она девочка, а я мальчик. Правильно было бы чувствовать, как они бы хотели, чтобы ты к ним относился. Но люди, выходящие на дорогу, должны помнить, что дорога не делит людей на женщин и мужчин, на молодых и старых, на верующих и атеистов, на чемпионов мира по карате и по боксу — мы все абсолютно одинаковые. И в этой системе координат есть только вменяемые и невменяемые люди. Самый тупой вопрос, который я слышал не один раз: как вы относитесь к женщине за рулем? Никак. Важно — за рулем флегматик, сангвиник, меланхолик или холерик. Может быть, даже важнее, за рулем датчанин или испанец, потому что темперамент у людей разный. Но писаешь ты стоя или сидя... Ты выпускаешь со двора не блондинку на «Лексусе» с собачкой, а такого же водителя, как и ты, только ты теряешь, пропуская его, всего четыре секунды, а человек уже стоит 15 минут и не может влиться в поток, потому что все же крутые, все нашли, где кнопка сигнала. Поэтому нельзя сформулировать четыре правила. Будьте нормальными людьми в жизни и будьте такими же на дороге. Не давайте людям быковать и быть ненормальными людьми, потому что от окружения зависит многое. Я, невзирая на то, что у меня тоже есть какие-то дела и я спешу и опаздываю, мне не лень остановиться перед дурой-мамой с коляской, с дураком-папой и двумя ни в чем не повинными детьми, которые с детства видят, где родители переходят дорогу, — и они будут точно так же гулять, как коровы по полю, абсолютно не привязанные, и сделать какое-то замечание.

Понятно, что папа может сказать, что «я сейчас поставлю ребенка и тебе капот на голову натяну». Всегда конфликт — это неприятно, в 90% случаев я сомневаюсь, что мне будут натягивать на голову капот, но я не устаю делать замечания. У меня случай, когда пьяный прокурор (даже я так не напивался) в Киевской области пытался сесть за руль. Я понял, что говорить с ним бесполезно, потому что уже кто-то пытался это сделать, я залез в машину, вынул ключи и выбросил их в кусты. Я думаю, что он лазил раком там часов до шести утра. Протрезвел. То есть не будьте ненормальными сами, не давайте быть ненормальными людьми людям вокруг. И кроме интернета, хотя бы раз в месяц прочитайте хоть одну нормальную книгу. Мы уже даже говорить начали коротким языком, какой-то птичий язык. В личной жизни смайлики появились. Когда человек спешит везде... Просыпайтесь раньше, выезжайте раньше. Я попал, например, 16 ноября 2006 года в аварию, у меня тоже было много планов. Свет выключили, и слава богу, благодаря врачам все обошлось. После четырех месяцев больницы ничего не остановилось в жизни, ты просто доставил людям кучу забот, потому что ездят, навещают, привозят какую-то еду, привозят мед, гранаты, поднимают гемоглобин. Все узнали о тебе какие-то детали анатомические, о которых даже и не догадывались. Не надо торопиться. Даже на собственную свадьбу можно опоздать, потому что нелепо спешить в Борисполь и разбиться об стоянку аэропорта «Борисполь» где-нибудь на бориспольской трассе. Нет в жизни вещей и событий, опоздание куда являлось бы просто какой-то глобальной катастрофой. Назовите любую причину… Это хуже, чем не доехать туда, не дай бог, если у вас с мамой, с папой какие-то проблемы, кому-то плохо, или ребенку. В таком состоянии лучше отдать ключи от машины кому-то из знакомых. Особенно, если что-то случилось или ты узнал, что твой банк развалился, 20 тыс. долларов или гривен у тебя на карточке теперь ушли представителям банка Кипра, в таком шоковом состоянии аффекта человек за рулем может натворить значительно больше, чем человек, который выпил 300 г вина, поверьте мне на слово. Поэтому ни одна из этих рекомендаций не касается конкретно давления в шинах, ближнего или дальнего света фар, хотя человек вежливый не будет включать свет или не станет у тебя под домом с заведенным мотором, не включит громко музыку, чтобы ты дышал газами, слушал его Потапа и Настю Каменских. Точно так же на дороге вежливый человек не будет ехать с дальним светом или противотуманками, когда всем людям вокруг дискомфортно. Поверьте, те, кто умеют ездить быстро, умеют ездить быстро без мигалок, без дальнего света, без «фа-фа», потому что если куда-то реально торопятся, то это тема совершенно других разговоров и дискуссий. Я могу объяснить, как ездят люди опытные: человек считает ходы наперед, как шахматист, и через шесть часов люди, выехав из Киева, уже в Симферополе. Поэтому мериться писюнами, капотами... У нас многие, ничего не понимая в физике, установили на крышку багажника какую-то ерунду, думая, что это антикрыло. Я таких и называю — Антикрылья Родины. Такое антикрыло должно как минимум препятствовать возникновению подъемной силы. Если судить по положению этого якобы антикрыла, то при скорости 120 км/ч тебя может скинуть с дороги и будешь кувыркаться. Потому что эта поделка-самоделка не обеспечивает прижимной силы и вызывает подъемную, разгружая заднюю подвеску и приподнимая заднюю ось. На самом деле тебя подвело это якобы антикрыло, которое ты поставил и считаешь, что это красиво и ты едешь как «Субару». Не переоценивайте себя, выбирайте разумную скорость, не быкуйте, ведите себя разумно и никуда не торопитесь. Тогда точно успеете. Берегите себя и будьте счастливы.

Ведущий: Спасибо за внимание. До новых встреч!
Проблемы? Попробуйте "Насратьнавсе"!